Николай Сергеев: Белорусская зарубежная община.

После распада СССР понятие «диаспора» стало активно использоваться в словаре политических, государственных и общественных деятелей постсоветских государств. Причем каждое из этих государств стремится проводить собственную «диаспоральную» политику и использовать зарубежное «рассеяние» в своих интересах. 

Будущее белорусов зарубежья

В то же время среди специалистов не существует однозначного определения этого понятия и границы его толкования весьма размыты. Неопределенным до конца является и смысловое содержание словосочетания «белорусская диаспора», которое довольно часто звучит из уст белорусских государственных, политических и общественных деятелей. Поэтому перед тем, как рассмотреть вопрос взаимодействия и сочетаемости белорусской диаспоры с Русским миром, необходимо исследовать её сущностное содержание.

Вот как определяет это понятие современная белорусская политология: «Диаспора (греч. diaspora – рассеяние), часть народа (этническая общность), живущая вне страны своего происхождения, своей исторической родины. Диаспоры образовались в результате насильственного выселения, изменения государственных границ, действия социально-экономических и политических факторов (война, безработица и т.д.)» . 

А вот как характеризуется белорусская диаспора в издании «Беларуская дыяспара. Нарысы гісторыі і сучаснага стану» (перевод с белорусского): «Диаспора – это этническое сообщество, которое обладает основными чертами национальной отличительности народа: языком, культурой, самосознанием, но проживает за пределами государства, которое создал его народ. Оно сохраняет национальные отличия через организационные формы существования: группы, объединения, землячества и до региональных, или общегосударственных национально-культурных и общественных движений включительно. Белорусы, хоть в небольшом количестве, живут в большинстве стран мира, но наличие белорусской диаспоры организационно не оформлено» . 

Если следовать приведенным определениям, то под понятие диаспора подпадают практически все уроженцы Белоруссии, проживающие вследствие каких-либо причин за пределами Республики Беларусь. Это и «гостевые рабочие» (гастарбайтеры), и студенты, и переселенцы, живущие в другой стране вместе с рожденными там детьми, которые считают себя связанными с Белоруссией. Отдельным является вопрос о белорусах, проживающих в Белостокском крае в Польше. В большинстве своем – это коренное население этих мест, которое в XX столетии вследствие многочисленных геополитических потрясений оказывалось в подданстве различных государств – России, Польши, СССР и опять Польши. Особое место занимают уроженцы Белоруссии, постоянно проживающие в Российской Федерации и других постсоветских государствах.

Даже при самом поверхностном рассмотрении очевидно, что эти люди оказались частью диаспоры по очень разным причинам и говорить о какой-либо форме их общности было бы неправомерно. Хотя бы потому, что у большинства российских белорусов и представителей «белорусской диаспоры» из США взгляд на будущее Белоруссии, отношение к России и Русскому миру и в целом мировоззрение разнятся коренным образом. И такое различие вполне естественно. Ведь до распада СССР являясь советскими гражданами выходцы из Белорусской ССР были согражданами в любой точке советской страны и под категорию национально рассеянных никак не подходили. 

Собственно, т.н. «белорусская диаспора» возникла в западных странах лишь после Второй мировой войны, и ее основу составили бежавшие от возмездия участники прогитлеровских коллаборационистских формирований, которыми в первую очередь двигало не столько стремление сохранить белорусское самосознание, сколько ненависть к СССР, а через это и крайне враждебное отношение к России.

В связи с тем, что существующая в настоящее время зарубежная белорусская община (имеется в виду совокупность белорусов, проживающих вне современной Белоруссии) представляет собой чрезвычайно разноплановое явление, наиболее приемлемым представляется определение диаспоры, данное российским антропологом В.А.Тишковым: ««Диаспора – это культурно отличительная общность на основе представления об общей родине и выстраиваемых на этой основе коллективной связи, групповой солидарности и демонстрированного отношения к родине. Если нет подобных характеристик, значит, нет и диаспоры». И далее, «Диаспору объединяет и сохраняет нечто большее, чем культурная отличительность. Культура может исчезнуть, а диаспора сохранится, ибо последняя как политический проект и жизненная ситуация выполняет особую по сравнению с этничностью миссию» .

Читать дальше: Николай Сергеев: Белорусская зарубежная община.