Психолог на лоха, или «фейк Лабковского»

фото: storgram.com
Я — журналист. На работе занимаюсь копирайтом и редактурой, ищу лучшие слова и строю их в лучшем порядке. У Лабковского проблем со словами не было. Говорит он много, уверенно, формулировками так и сыплет. Оставалось придать всему этому форму, востребованную в информационном пространстве – нарезать на короткие цитаты-посты, цитаты объединить в колонки (для Snob), колонки – в книгу («Хочу и буду»). И чтоб не длинно, не нудно и противоположно установкам, закрепленном в общественном сознании. Короткие цитаты сразу же стали продавать его лекции. Начинали с зала на 80 человек. Когда после серии публикаций на «публичную консультацию» пришли 400 человек, я стояла на входе, проверяла билеты, слышала разговоры, смотрела каждому в глаза и мне было страшно. Пришли взрослые люди, каждый из которых принёс свою болючую проблему и надеялся получить помощь. Они писали записки, большая их часть оставалась без ответа, они лежали на столе ворохом. Я их уносила домой и читала. Надеялась найти в них актуальные вопросы современности, чтобы написать новую колонку на свежую незамыленную тему. Но в записках были очень личные истории с описанием вечных и часто очень тяжелых проблем. Потери, аборты, расставания, смерти и любови. Через полгода после выхода книги и интервью в Elle на лекцию в Москве легко собиралось по 800 человек. Вопросы принимались только в микрофон, к микрофонам стояли очереди. Одна девочка зачитала абзац из «Хочу и буду» и попросила прокомментировать. Лабковский сказал: я такое не писал. С балконов к микрофонам невозможно было прорваться, поэтому люди писали записки и просто бросали их в зал. Я их собирала уже после лекции, а там снова много тяжелого, человеческого – муж бросил, сын ненавидит, мать душит звонками… Мне казалось, что я лично их всех обнадежила своим бойким копирайтом. Уже два года, как я не работаю с Лабковским, а истерия продолжается. Его радикальные советы в разных комбинациях и с разными заголовками перепечатываются всеми возможными ресурсами – женскими, родительскими, развлекательными и деловыми. Михаил дает публичные консультации, выступает в СМИ, повышает стоимость своих услуг, торгует розовенькими свитшотами с цветочками и своими портретами. Человек наплевал на профессиональную репутацию и выбрал деньги. Это его право. Но непонятно почему тысячи людей позволяют обращаться с собой, как с лохами, даже не интересуясь образованием, квалификацией и профессиональными результатами того, кто дает им душеспасительные советы. Я до сих пор хожу в джинсовой куртке и езжу на самокате, которые он мне подарил и думаю, как облегчила Лабковскому путь к сознанию масс, и чувствую за это ответственность и вину. И все-таки: ну как? Как можно рассчитывать решить свои психологические — семейные, личностные проблемы, прочитав набор цитат в интернете или сходив на лекцию? Или на него ходят уже просто посмотреть? Как на артиста, который поет под фонограмму? Ну был бы он только шоумен – вопросов нет. Но он психолог, который объясняет, как жить. И целая страна (и не одна) позволяет собой манипулировать. И ведь люди бросаются корректировать свои жизни, свои отношения с близкими и свое привычное поведение! И в качестве объекта для экспериментов и манипуляций подставляют свои самые уязвимые места. В частности, свою нездоровую невротическую психику и свой кошелек. Печатное (в том числе «в интернете») слово все еще воспринимается как истина, а в случае с психологами еще и как точный диагноз и рецепт одновременно. При поддержке копирайтеров, редакторов и пиарщиков, а также всех возможных средств информации процветают психологи и коучи – шарлатаны. У коучей часто вообще нет психологического образования, они даже теории не знают – зачем?
Читать дальше: Психолог на лоха, или «фейк Лабковского»