Зоопсихология и врождённые мотивации

Зоопсихология и врождённые мотивации

Разбираясь с удивительным и многослойным психическим миром человека, мы замечаем, в первую очередь, что в нём сочетаются врождённые, гиперболизированные и собственно-цивилизационные мотивации. Врождённые коренятся в глубинах подсознания и роднят человека с животным миром. Они и наиболее очевидны и наиболее примитивны. Их происхождение понятно, для их проявления не требуется ни образования, ни воспитания, ни уровня развития личности. Например, вкусно покушать любят все. Правда, некоторые из тех, кто любит вкусно покушать, кроме этого, любят ещё и сложные книги. А другим достаточно вкусной жратвы: на большее они не претендуют.
Половой инстинкт тоже присущ всем: и тем, кто стремятся попасть на лекции по термодинамике, и тем, кто совершенно туда не стремится. Половой инстинкт оказывается смычкой, мостиком между людьми развитыми и примитивными – создавая несчастливые (а иногда даже и счастливые) браки. Есть мотивация, которая движет обоими участниками отношений, а есть мотивация – присущая только одному из них. Понятно, что наиболее общая мотивация – наиболее примитивная.
Цивилизация развивается не только путём возникновения собственных, чуждых животному миру мотиваций. В значительной степени цивилизованное мышление выстроено на гиперболизации врождённых (зоологических) мотиваций. Какое-то свойство, имеющееся у животных в зачаточном состоянии, развивается, гиперболизируется, из зачаточной формы переходит в развитую форму.Таково, например, стремление Разума сделать мимолётное удовольствие постоянным, «праздником, который всегда с тобой». Животный инстинкт лишён трёхмерного представления о времени. Для инстинкта нет ни прошлого, ни будущего, его время – одномерно. Да и пространство его замыкается на биологической локации «Я». Потому нельзя вдохновить животное идеей вечной сытости – гарантии сытости на длительное время слишком абстрактны для животного, живущего в режиме «здесь и сейчас». Попытки выстроить систему гарантированного снабжения (низший уровень коммунизма, «гуляш-коммунизм») отторгаются людьми с зоологическими приоритетами работы мышления. Мечтать о системе, при которой ты сыт не только сегодня, но и всегда – может только человек. Для этого он и создаёт чуждое животному миру производительное и цикличное хозяйствование. Животные этого не понимают, они умеют наслаждаться только моментом, они всегда «надеются на авось» и живут милостями, подачками природы, не пытаясь их воспроизводить хотя бы в режиме «вечного цикла». Хищник скорее умрёт от голода, чем задумается о воспроизводстве тех травоядных стад, которыми питается. Да и антилопа скорее погибнет, чем задумается о том, что подвергает экосистему опустыниванию.
Читать дальше: Зоопсихология и врождённые мотивации