Я ухожу, ухожу раньше положенного срока…

Я ухожу, ухожу раньше положенного срока...

Мариэтта Чудакова, не только многолетний соратник, но и друг семьи Б.Н.Ельцина, ярко выраженная «демшиза», член президентского совета при «царе Борисе» с негодованием вспоминает, что после смещения с поста «Ельцину закрыли рот». Вторит ей ведущий обозреватель «Ведомостей» М. Трудолюбов: «Ушел Ельцин, он все эти 7 лет ничего не говорил практически[1]. Там было… чуть-чуть… А в общем-то полное молчание. Возможно, были договоренности… потому что он добровольно отдал власть». «Да-да!» — торопливо поддакивает М.Чудакова…
Все их охи и вздохи – всего лишь эвфемизм очевидного: старого алкаша, любившего власть больше всего на свете, пошедшего на выборы прямо с операционного стола (и завершившего их на операционном столе), подтасовавшего эти выборы самым бессовестным образом, в открытую, предавшего ради личной власти всех и всё – отставили в новогоднюю ночь силой. Враньё это, что сам устал, сам ушёл. Не такой был характером, чтобы самому уходить: не было такого греха, на который Ельцин не пошёл бы ради власти. И вдруг досрочно? Под новый год? С пьяных глаз?
Ельцина убрали, конечно. История темна и поныне, но кое-что приоткрывается «за давностью лет». В канун 2000-го года, в обстановке, когда в России традиционное глухое затишье и затяжная череда праздничных дней, в самую пьяную из всех недель в году, в кабинет к Ельцину вошла группа высших офицеров РФ… Момент был избран безошибочно[2]. Вошли они, а вышли уже с отречением алкаша от престола. Было их, по позднему признанию Шойгу, «человек восемь».
Читать дальше: Я ухожу, ухожу раньше положенного срока…