Русофобия в Европе: Россия как «неправильный другой»

Нет ни одной страны, о которой бы в Европе писали плохо в таких количествах, как о России. Диктатор-президент, неприязнь к прогрессу, отсутствие элементарных прав и свобод — вот неполный список того, что ставят нам в упрёк. Откуда же берутся подобные подходы к России, в чём причина современной русофобии в Европе?

Нападками на нашу страну занимались во все времена. Их можно обнаружить ещё в «Записках о Московии» Сигизмунда Герберштейна 500-летней давности. В XIX веке свой «вклад» в развитие идеи внесли английский политик лорд Генри Палмерстон, французский путешественник маркиз Астольф де Кюстин. Позднее им на смену пришёл немецкий политик Фридрих Науманн, затем настала очередь недавно почившего польского американца Збигнева Бжезинского…

Но в деятельности вышеозначенных личностей особо и не пахло попытками понять, почему же Россия — не такая, как Европа. Пожалуй, первым, кто попытался это сделать, стал первый президент Чехословакии Томаш Масарик в своём труде «Россия и Европа». Русофобом он не был, от крайних оценок России воздерживался (и даже приютил в межвоенной Чехословакии десятки тысяч русских иммигрантов), но всегда призывал чехов смотреть на Запад ввиду того, что на востоке для них ничего привлекательного нет.

Однозначно от Европы Масарик нас не отделял, но полноценной Европой не считал. Приведём ряд цитат из его книги. «Противопоставляя Россию и Европу, я сравниваю две эпохи; Европа не чужда России по своей сути, но всё же пока ещё и не совсем своя»; «Любовь к России не должна ослеплять нас и проявляться в отсутствии критики»; «Русская идея превращается в проблему власти, из куколки русского монаха выглядывает… царь!».

Работу над своим трудом Масарик закончил в 1910 году. Но вполне может показаться, что подобные строки европейцы могли написать и в 2010-м, и в 2017-м. Проблема источника власти — вот что разделяло нас тогда, разделяет и сегодня. В те времена в России был царь-самодержец, сегодня (как кажется многим европейцам) вся полнота власти сосредоточена в руках главы государства. Никаких сдержек-противовесов, как должно быть в Европе. И это — уже основание для критики.

Пожалуй, сегодня феномен европейской русофобии наиболее полно разобрали норвежский военный эксперт и политолог Ивар Нойманн в работе «Использование другого» и швейцарский журналист и политик Ги Меттан в книге «Запад-Россия: тысячелетняя война». Один из них долгие годы работал в структурах НАТО, другой — в западной прессе. Потому с вопросом создания из России образа врага оба, что называется, знакомы не понаслышке.

Оба эксперта уделяют большое внимание истории вопроса, подчёркивая, что предрассудки и стереотипы в отношении России появились не вчера, не с приходом к власти Владимира Путина, и даже не в 1917 году. Всё гораздо глубже. По мнению Меттана, неприязнь к России берёт начало ещё тысячу лет назад, когда наши предки выбрали православие, а не католичество. И едва Русское государство объявило себя преемником Византии, против него началась пропагандистская война.

Со своей стороны, Нойманн обращает внимание на то, что Запад не вполне понимает, как вести себя с Россией, ибо чёткой границы с ней нет. Ни в Европе, ни у нас самих так до конца и не осознали, принадлежат ли они к принципиально разным цивилизациям, или же составляют нечто единое. И данная неопределённость вызывает дополнительное озлобление и приводит всё к новым и новым нападкам на «отбившуюся от рук» Россию, которая вроде бы и не Европа, но и не Азия.

Читать дальше: Русофобия в Европе: Россия как «неправильный другой»