Пророссийских публицистов судят в Минске: 15.01.2018 день 18

16:03 — Заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — завтра, 16 января, в 10:00.

15:53 — А также целый ряд публикаций, посвящённый проблемам помощи детям алкоголиков. Ни одного названия, связанного с определением экстремизма и разжигания розни, оглашено не было.

15:49 — Есть статьи о переживании сексуального опыта в юности, а также о рисках развития ишемической болезни сердца.

15:47 — Изучала Гатальская и особенности питания в Белоруссии.

15:43 — В перечне публикаций в том числе фигурирует статья «Психологические особенности национального самосознания белорусских студентов», а также «Особенности национального самосознания студентов Украины и Белоруссии».

15:35 — Мария Игнатенко просит огласить список научных работ автора психологической части экспертизы Галины Гатальской. Основные темы этих работ связаны со школьной психологией. Есть публикации о туристическо- краеведческой работе. Напомним, на основании экспертизы Гатальской, нашедшей в статьях Шиптенко, Павловца и Алимкина «признаки экстремизма», их могут посадить на двенадцать лет.

15:34 — В одном из ходатайств отмечается, что критика власти, о которой говорится в экспертизе, не может являться основанием для уголовного преследования.

15:27 — Очередное ходатайство Кристины Марчук, где она ссылается на белорусское законодательство. Согласно ходатайству, авторское вознаграждение и прибыль — различные правовые и экономические понятия, отождествление которых недопустимо.

15:20 — В очередной раз зачитываются ходатайства с просьбой освободить из-под стражи и изменить меру пресечения. В данный момент речь идёт о Павловце.

15:18 — Зачитывается ходатайство Марчук, где она просит прекратить дело в отношении статьи о предпринимательской деятельности, так как написание статей и передача права на их публикацию с точки зрения белорусского законодательства не является предпринимательской деятельностью.

15:09 — Согласно информации из материалов дела, ответы следователя на запросы Марчук отправлялись Игнатенко.

15:07 — Зачитывается очередное ходатайство адвоката, где говорится о том, что экспертиза была проведена неоправданно поздно.

14:49 — Из материалов дела становится известно, что адвокаты просили об изменении меры пресечения, но их просьбы не удовлетворялись. Они также просили разъяснений по поводу того, в чём именно обвиняются подзащитные.

14:43 — Начинается зачитывание 16 тома дела (ходатайства, жалобы, заявления).

14:42 — «Следователь целенаправленно собирал только те доказательства, которые позволят нас обвинить. Сведения, нас оправдывающие, он игнорировал», — так Шиптенко оценивает ход следствия.

14:39 — Экспертизой, по его словам, занимались некомпетентные, непрофессиональные и идеологизированные сотрудники, являющиеся идейными оппонентами арестованных. «Требование к проводящему экспертизу, по результатам которой человека могут посадить на 12 лет, должны предъявляться большие, чем к автослесарю, который чинит тормоза», — говорит Шиптенко. Он говорит уже около 15 минут. Судья пробовал его остановить, но он сказал, что ему нужно высказаться, и он высказывается.

14:35 — Шиптенко говорит о том, что в их случае фактически имела место внесудебная расправа над инакомыслящими. «Право на защиту мы могли реализовать, зная, в чем нас обвиняют, но мы долгое время находились в информационном вакууме и не знали, в чем нас обвиняют». Он поясняет, что только по каким-то слухам узнавал о существовании какой-то экспертизы, которую удалось получить только через суд. Он также говорит, что полгода добивался допроса, писал жалобы, инициировал устные ходатайства, но смог узнать о существовании основания для ареста только через судебный процесс Павловца (адвокат Марчук добилась обнародования заключения РЭК путем гражданского иска о защите чести и достоинства Павловца к изданию администрации Александра Лукашенко «Советская Белоруссия», сравнившему публициста с Геббельсом — EADaily), «Через суд я узнаю, из-за чего я нахожусь в следственном изоляторе», — говорит он. По его словам, это совершенно невероятная для правового государства ситуация, когда человек знакомится с основаниями выдвинутого против него обвинения через суд. Как такое возможно в находящейся в XXI веке в центре Европы стране, претендующей на членство в Совете Европы и продвижение евразийских инициатив? — задаётся вопросом Шиптенко. «Я не понимаю, как при таких обстоятельствах можно на что-то подобное претендовать. Мне кажется, нужно проделать большую домашнюю работу», — говорит публицист.

14:22 — Павловец обращает внимание на отсутствие нейтральности у эксперта Галины Гатальской, заявив, что ряд ее высказываний указывает на негативное отношение к тому, что называется «пророссийскими настроениями».

14:19 — Павловец: «В одной из жалоб я ссылаюсь на слова президента РБ, где он заявил, что русский человек мало чем отличается от белоруса. Это я к чему хочу сказать? Мы опрашивали людей, которые меня обвиняют, но, исходя из этой фразы имплицитно путем метода логико-семантического следования можно обвинить и президента».

14:11 — Мария Игнатенко заявляет, что Кирдун и Андреева уклоняются от явки в суд. Защита просит решить вопрос об их приводе. «Я полагаю, что речь идёт об уклонении от дачи показаний» (Игнатенко). И если по Андреевой получались сведения о ее обращении в медучреждение, то по Кирдун такой информации не поступало, отмечает адвокат. Это неуважение к участникам процесса и, с моей точки зрения, к суду, говорит Игнатенко. В свою очередь, Николай Хлебовец заявляет, что подобное неуважение к участникам процесса обретает довольно абсурдную форму, и, по его словам, это общее мнение. «Не волнуйтесь, будут эксперты, никуда не денутся», — сказал на это судья Игорь Любовицкий.

13:12 — Перерыв до 14:00.

13:02 — Глава РЭК Иванова ранее поясняла, что заключение РЭК можно обжаловать, но, по словам Кристины Марчук, это затруднялось тем, что следователь не давал ей возможности взять доверенность, якобы на том основании, что она может распорядиться имуществом своего подзащитного, хотя его имущество на тот момент не было арестовано. «Это было сделано, чтобы мы не могли подавать иски в гражданские суды», — предположила Марчук. Прокуратура, как она сообщила, согласилась с тем, что отказ в выдаче доверенности является нарушением, но никакой реакции все равно не последовало. По словам адвоката, это показательный момент, потому что он демонстрирует, как работает следствие и как прокуратура контролирует выполнение собственных предписаний. Кроме того, следователь, по ее словам, говорил «я сам решу, когда вам предоставить заключение» (имеется в виду заключение РЭК, которое длительное время не было доступно защите), хотя ходатайства, направленные на защиту обвиняемых, по закону должны быть удовлетворены в течение трех суток. Мария Игнатенко в свою очередь рассказала, что следствие пыталось выискать негативные характеристики ее подзащитного чуть ли не со времени, когда он ходил в детский сад, отыскав характеристику двадцатилетней давности, где сообщается, что он был уволен за прогул (сейчас Сергею Шиптенко 40 лет — EADaily). При этом управляемая им «Новая экономика», по её словам, было одним из печатных изданий, которые поднимали международный научный авторитет Белоруссии. Там публиковались граждане Израиля, Украины, РФ, Прибалтики. А текущая ситуация на сегодняшний день практически уничтожила «активность, которая поднимала престиж страны». В связи с арестом Шиптенко издание как минимум утратило международный формат, отметила адвокат. Она также заявила, что «экспертиза только была назначена, а мы уже знали, какой она будет». Игнатенко обратила внимание суда на просьбу защиты о расширении состава экспертной комиссии, но подход следствия к этой просьбе оказался, по её словам, «поверхностным». Она сообщила что защита сталкивалась с постоянными отмашками, хотя она проделала большую работу по установлению информации о предложенных экспертах. Хлебовец также заявил, что его ходатайства не удовлетворялись.

12:41 — У Марчук есть замечание. Она обратила внимание на то, что на все ходатайства защиты следовал отказ, и только по ее ходатайству после трех месяцев пребывания публицистов в СИЗО была назначена психолого-лингвистическая экспертиза. До этого они сидели там только на основании заключения Республиканской экспертной комиссии.

12:38 — Адвокат Алимкина Николай Хлебовец просит зачитать характеристику его подзащитного из школы, где он работал, поскольку она не зачитывалась ранее. «Он относился ответственно к выполнению должностных обязанностей и следовал правилам внутреннего распорядка, принимал участие в субботниках на территории, в коллективе характеризуется как человек ответственный, неконфликтный и имеющий широкий кругозор», — говорится в характеристике.

12:37 — Зачитывается ходатайство Марии Игнатенко о том, что эксперты, назначенные следствием, не компетентны в этой теме, не обладают опытом проведения экспертиз подобного рода, и им нужно дать отвод. Об этом же ходатайствовала и Кристина Марчук.

11:51 — Прокурор зачитывает ответ EADaily на запрос адвоката Марчук, в котором говорится, что на сайте публикуются информационные материалы за исключением тех, в которых содержится агитация, признаки экстремизма или другие злоупотребления свободой слова.

11:47 — Напомним, что Шиптенко обвиняется в том, что за «деятельности по сбору, созданию и подготовке информационных сообщений, материалов, статей публицистического характера с целью распространения в средствах массовой информации, не состоя в трудовых или иных отношениях с юридическими лицами, занимающимися указанными видами деятельности, выступая при осуществлении незаконной предпринимательской деятельности в качестве физического лица, действуя в гражданском обороте на свой риск, под свою имущественную ответственность, умышленно с целью систематического получения прибыли и дохода от осуществления предпринимательской деятельности, связанной с освещением мероприятий, организуемых государственными органами, политическими партиями и др. общественными объединениями и юридическими лицами, и других событий, происходящих на территории РБ и за ее пределами, которая без подтверждения права на ее осуществление является запрещенной, а так же предпринимательской деятельности, связанной со сбором, созданием и подготовкой информационных сообщений, материалов, статей публицистического характера с целью ее распространения в средствах массовой информации… В период не позднее чем с 5 февраля 2013 г по 14 октября 2016 г имея единый умысел осуществления незаконной предпринимательской деятельности, из корыстных побуждений, находясь на территории РБ и в других неустановленных местах оказал услуги по освещению мероприятий, организуемых государственными органами, политическими партиями и др. общественными объединениями и юридическими лицами. И других событий, происходящих на территории РБ и за ее пределами», — говорится в обвинении (цитата по материалам правозащитного центра «Весна»). Напомним, что адвокаты неоднократно отмечали, что следствие вменяет Шиптенко сразу два противоположных вида деятельности — журналистскую работу по договору с редакцией, которая не является предпринимательской деятельностью, и непосредственно предпринимательскую деятельность с целью получения прибыли, коей журналистская деятельность в принципе не может являться.

11:38 — Содержание ранее прочитанных томов перед началом зачитывания следующих прокомментировал Сергей Шиптенко. «Я часто слышал фамилию Зотов, известно имя-отчество, известны его паспортные данные, но он имеет какой-то непонятный статус. Никого из отправителей переводов с Украины следователь не счёл нужным допросить. Я не понимаю, почему мы присутствуем все втроём в одной клетке? По-хорошему, это должно было быть три разных дела», — сказал он. Напомним, что с Дмитрием Алимкиным, живущим в Бресте, они познакомились только во время следствия. Шиптенко указал на то, что ни в одном прочитанных томов нет ни одного перевода, полученного им от Баранчика, хотя в СМИ и в суде Баранчик фигурирует как «международный человек -загадка». «Если большинство переводов с Украины, и все они преимущественно от украинских женщин, то ни по 233, ни по 130 статье эти переводы никак не подкрепляют версию, выдвинутую огранами предварительного следствия, и гражданина обвинителя», — сказал Шиптенко.

11:29 — Прокурор перешёл к 15 тому уголовного дела, который сформирован из заявлений и ходатайств родственников обвиняемых и их защитников. Судья спрашивает, зачитывать ли ходатайства. Адвокаты говорят, что ходатайства обоснованы, и их нужно зачитывать.

11:13 — Объявлен десятиминутный перерыв.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:12 — Ранее Кристина Марчук также спросила, почему не разграничиваются переводы — личные переводы, переводы от разных агентств и т. д. Павловцу в статье о незаконном предпринимательстве подчитали даже гонорары от издания администрации Лукашенко «Советская Белоруссия». Как отмечает Павловец, больше половины переводов не подтверждены ничем. И задается вопросом, откуда следователь взял эти суммы.

11:07 — Адвокаты берут слово, отмечая, что они взяли на себя работу следователя по разбивке сумм переводов, часть из которых представляли собой, к примеру, пожертвования читателей на работу журнала «Новая экономика», которым руководил Сергей Шиптенко. По словам защиты, при разделении сумм общий объём полученных средств не доходит до нижнего предела действия уголовной статьи. «Следователь вообще не утруждал себя установлением отправителя платежей», — констатирует Мария Игнатенко.

10:49 — Прокурор зачитывает суммы и реквизиты денежных переводов. По всей видимости, на зачитывание томов дела уйдёт если не весь день, то по крайней мере большая его часть. О том, когда продолжится допрос Кирдун, на данный момент ничего не известно.

10:17 — Обвинитель читает 14 том уголовного дела. Адвокат Сергея Шиптенко Мария Игнатенко интересуется, состоится ли сегодня продолжение допроса эксперта Аллы Кирдун. Судья отвечает, что «пока нет». Присутствующие в зале журналисты, услышав это, начинают уходить, судья высказывает недовольство в их адрес.

10:16 — Если Павловец до 2016 года бы индивидуальным предпринимателем, как его можно обвинять в осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации? — спрашивает Кристина Марчук.

10:10 — Заседание началось с исследования письменных материалов. Адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук отмечает, что до 2016 года Павловец был зарегистрирован как ИП, и следователь даже не посчитал нужным это уточнить, когда Павловцу вменялась статья о предпринимательской деятельности без регистрации. Суд просит Павловца уточнить, чем он занимался в качестве ИП. «Следователь не задавал таких вопросов, а я и не говорил, потому что не знал, что это нужно сказать» (Павловец). Он сказал, что занимался в том числе розничной торговлей и перевозками, и платил со всей своей деятельности налоги. Зарегистрирован он был с 2005 года.

Читать дальше: Пророссийских публицистов судят в Минске: 15.01.2018 день 18