Рационализация исламофобии

Исламофобия в её современном виде — явление новое и, как всякая фобия, иррациональное. Рационализация её, однако, как будет показано ниже, страхов не убавляет, но позволяет хотя бы осмысливать их. Использованный в статье термин «исламизм» — определение ad hoc, означающее политические и правовые амбиции радикального ислама.
Побудительных мотивов написать эту статью было два. Первый — для меня обычный: надоело ждать, пока это сделает кто-то другой. Второй — качественные источники Кавказского геополитического клуба, которыми снабдила меня блестящая Яна Амелина. Она же попросила меня не приводить имён и прямых цитат российских мусульманских богословов. Поэтому, как говорили при коммунистах, «есть мнение».
Приступим.
1. Есть мнение, что ислам неотделим от шариата. «Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие» (1Ин.3:4). Исключение — российский ислам, где это разделение было осуществлено (интересно было бы сделать историко-правовое исследование того — как?).
Е.Д.Каширский пишет:
«Отметим ключевой момент для понимания ислама: мусульманин не мыслит себя вне шариата. Именно к нему устремлено растущее самосознание российских мусульман. Это поистине часть их программы в борьбе за осуществление своих прав как верующих. Они требуют права жить по законам шариата. Этого и следовало ожидать, поскольку, как мы сказали, в исламе право неотделимо от религии. (…) Поэтому мусульманское право выступает не только как собственно правовой инструмент, но еще и как мощное идеологическое оружие, социально-психологический фактор. Шариат невероятно мобилизует мусульман. Сама мысль о том, что надо жить по своему закону, а не по закону неверных, невероятно мобилизует».
Данное наблюдение подтверждает и практика СМИ: расхожим комментарием на тему мусульманского вторжения в Европу являются слова о том, что в мусульманских анклавах «полицейские появляются редко» и «жизнь тут течёт по своим законам».
Всё это, однако, является не чем иным, как посягательством на национальный суверенитет. Поскольку это территория страны, на которую право страны уже не распространяется. Если формула «чья страна, того и вера» для Европы уже (была) неактуальна, то формулу «чья страна, того и право» никто не отменял. До недавнего времени.
1.1. Существование параллельно двух правовых систем создаёт иллюзию действия «параллельного» права, хотя на самом деле создаёт ситуацию бесправия — аномии. Как следует из доклада Натальи Селюкиной, прочитанного ей на недавнем Левом форуме в Минске, в Чечне, например, к шариату «добавляется» еще и местное обычное право — адаты, в результате чего по факту устанавливается правовой произвол.
Читать дальше: Рационализация исламофобии