Мамин пособник

Каждый белорусский националист сталкивается в своей жизни с проблемой: как ему отметить 9 мая.  Демонстративно посадить в этот день картошку? Тихо взгрустнуть о сладких временах оккупации? Пощелкать пневматической пушкой? Посмотреть порнуху «Эльза — волчица СС»?
 


  
Конечно же, нет. Надо постараться максимально донести до общества свой маргинальный взгляд на войну. Вот и маститый белорусский историк и обозреватель полицаев Александр Гелогаев по случаю праздника рассказал «Радио Свобода» всю правду о лучших друзьях белорусского народа — коллаборационистах, от которой горят мониторы, идет кровь из глаз, дети плачут, у женщин нарушается цикл и т.д.
 


Александр Гелогаев
 

Радослав Островский назван легальным руководителем, который защищал народ от коммунистов и немецкого террора, создавал армию и вообще был деятелем образования. Пока расейцы сражались с немцами, обдуренный сталинской пропагандой белорусский народ прятался по лесам и чердакам, и только БЦР вытянула его из тьмы на Второй конгресс, где торжественно провозгласила государственность. Чтобы окончательно прибить читателя, дискуссия сладко заканчивается на порошенковской идее примирения ветеранов УПА и РККА.
 

Прежде чем начать разбор, сравним то, что нам сегодня на разные лады рассказывает «Радио Свобода» с итоговой резолюцией Второго конгресса (1944), где, как известно, насобирались сплошь педагоги во главе с самым главным деятелем образования.

 

«Другі Ўсебеларускі Кангрэс <…> аднагалосна пастанавіў:
 
1. Вызнаць правільнай і зноў пацьвердзіць гістарычную пастанову Рады Беларускай Народнай Рэспублікі, якая, маючы паўнамоцтвы Першага Ўсебеларускага Кангрэсу 1917 г., на сваім сходзе 25 сакавіка 1918 г. урачыстай 3-й Устаўнай Граматай вырашыла аб канчальным разрыве Беларусі з Бальшавіцкаю Масквою і расейскай дзяржавай у ўсіх яе формах.
 
2. Пацьвердзіць, што Беларускі Народ ніколі ня прызнаваў, ня прызнае цяпер і ніколі ня прызнае ў будучыні за форму сваей беларускай дзяржаўнасьці накіненыя яму маскоўскімі захопнікамі формы БССР.
 
3. Паведаміць усе ўрады і народы сьвету, што голас Масквы і СССР у беларускіх справах ня мае ніякай праўнай сілы, а ўсе, твораныя Масквою нібыта беларускія ўрады — ня маюць ніякіх праўных кампэтэнцыяў, бо не вызнаюцца Беларускім Народам. <…>
 
4. Адзіным праўным прадстаўніком Беларускага Народу і ягонага краю зьяўляецца сягоньня Беларуская Цэнтральная Рада з Прэзыдэнтам Радаславам Астроўскім на чале». (Бурная авацыя.)
 
 

Риторика один в один, правда?
 
А далее поиграем в «Поле чудес». Угадайте, о чем речь?
 

«Урэшце народ акрыяў ня столькі целам, колькі духам. Пачалася адбудова зьнішчанага краю. Дасягненьні ва ўсіх галінах эканамічнага і культурнага жыцьця былі даволі значныя. Праз нейкі час народ пачаў уключацца ня толькі ў гаспадарчую і культурную працу, але ступнёва дабраахвотна пачаў брацца за зброю, каб дзейна змагацца за вызваленьне Беларусі».
 

 
Нет, это не Мазуров выступает на пленуме ЦК. Это пан Радослав Островский подводит итоги оккупации на Втором конгрессе, когда до Минска и доехать-то было сложно, потому что железку уже не просто рвали партизаны, а бомбили советские самолеты.
 
Как и наша оппозиция, Островский с дружками жил в сказочном мире. Вместо румынской нефти танки там заправляли радугой, а бабочки серили зарином и зоманом. Но, конечно, немецкие хозяева Островского идиотами не были. В «Людях с черными душами» приводился фрагмент конституции БЦР, принятой на Втором конгрессе, где указывалось, что «президент» назначается и отзывается генеральным комиссаром.

 


 

Этот кастрированный статут  принимался как бы на случай «освобождения» Беларуси или для последующего торга на случай сепаратного мира, но о послевоенном переустройстве там ничего не было сказано.  Поэтому, когда немецкую крышу в 45-м закатали обратно под шконку, наши эмигранты свою конституцию переписали. Теперь президента избирал пленум БЦР, а саму БЦР не избирал никто, потому что в ее состав входили (ст. 9) делегаты первого и второго конгрессов, а также собранные в эмиграции с миру по нитке  «представители политических партий», какое-то непонятное духовенство и  даже «национальные меньшинства» (что характерно, пункт «ж»). Тут я аж растрогался, то их кости в печах палили, а то уже в правительство.

Читать дальше: Мамин пособник