«Мова» и отвращение



Случилось страшное. Опять. Некий радиоведущий признался, что ему «противен белорусский язык» и он это отвращение из-за школьной парты вынес. Книжки плохие, училка страшная — сплошной стресс. Такое бывает, школа у нас затравлена бедностью и бюрократией, склонности к предмету у людей разные.
 


Многие посочувствовали, но профессиональный белорусский актив, как обычно в последнее время, начал блажить и строчить жалобы. Работодатель пообещал сурово разобраться.
 
Прочитав весь этот позор, я закрыл глаза — и воображение нарисовало картину. Выходит этот парень и говорит: знаете, ненавижу со школы математику — училка так себе и вообще я больше биологию любил. И на него сразу эта волна слизи. Руку не пожму! Гнать таких надо! Как ты мог?! Мы будем жаловаться!
 
Как-то не очень представляется… Почему? Ну, во-первых, математика — это вам не козявки на маечке рисовать, сами не знаем. А во-вторых, как говорят все лицемеры — это же совсем другое дело. Мова, душа народа! Возродить! Яна, цярплівіца сьвятая, свой ясназорны пройдзе шлях… В общем, порвем за нашу святыню.
 
Простите, но когда я вижу, как над кем-то или чем-то вырастает нимб — очень хочется сбить его из рогатки. Таким плотным комком скептицизма.
 
 
Навошта?
 
Согласно последней переписи населения, белорусский язык в качестве разговорного используют 23% населения, в столице — 5%. Мне казалось, что меньше, но тут Игорь Случак катает жалобы на всех, кто усомнится в потенциале нашего языка, так что пусть будет 23%.
 
Мне честно интересно — а сколько должно быть, чтобы язык считался возрожденным? 35 процентов, или 48, или 62? И почему именно столько? А главное — зачем этим процентам населения переходить на другой язык? Каб чытаць раман «Мова» пра мову і на мове? Боюсь вас разочаровать, но это слабо похоже на мечту.
 
Самый дурацкий ответ на этот вопрос — все должны, потому что вы живете в Беларуси, манкурты!
 

Это потому, что они не могут сказать: вы живете среди нас, поэтому говорите как мы. Большинство ответит: нет, сознательные наши, это вы среди нас — и крыть будет нечем. Отсюда попытка натянуть язык то ли на территорию, то ли на название страны.
 

 
Вообще, если на территорию — неплохо бы еще изучением пары балтских диалектов население обременить. А о том, что есть немало стран, говорящих по-английски и не являющихся при этом Англией, даже вспоминать уже смешно.
 
Самый старый ответ — «Не пакідайце ж мовы нашай беларускай, каб не ўмёрлі!» Богушевича (ака Мацей Бурачок).
 
Сей шляхтич-народник жил в эпоху бума национализмов. По-своему милых, ликвидирующих сословные различия и стремящихся «пригласить массы в историю». Ну и Богушевич пытался их пригласить, рассказывая мужикам, что их «мужыцкая мова» ничуть не хуже остальных.
 
Но в историю их пригласили большевики, для которых индустриализация была важней «матчынай мовы».

Читать дальше: «Мова» и отвращение