Мессия или распространитель «экопсихоза»?


«Я как будто умираю внутри, если не протестую», — так описывала свое состояние 16-летняя шведка Грета Тунберг летом прошлого года. Она отказалась ходить в школу по пятницам и вместо этого стояла на улице возле здания парламента с плакатом «Школьная забастовка за климат». Девочку настолько глубоко потрясли факты о плачевном состоянии экологии на планете, что она не могла не действовать. Грета пыталась убедить других молодых людей принять участие в забастовке, но «никого это не заинтересовало». Банальная логика подсказывает наиболее вероятный сценарий, чем должны были закончиться эти выступления. Ничем, как и в миллионах подобных случаев, когда маленький человек пытается что-то доказать всему человечеству. Но не в случае с Гретой.

Каким-то чудесным, мало понятным всем образом после своей первой забастовки всего за год она прошла путь от ступенек парламента и картонки в руках до трибуны ООН, где отчитывала за бездействие крупнейших мировых политиков: «Люди умирают, экосистема на грани коллапса, а все, о чем вы можете говорить, — это деньги и сказки о бесконечном экономическом росте. Да как вы смеете!» Пораженные яростной обличающей экспрессией юного спикера, взрослые дяди и тети сидели тихо как мыши, а в конце ее короткой речи разразились бурными аплодисментами.

Многое поменялось в жизни Греты: она попала на обложку журнала Time, была номинирована на Нобелевскую премию, встретилась с Папой Римским, Мишель Обамой, Арнольдом Шварценеггером, который предоставил ей электромобиль Tesla для поездки по США и Канаде. Грету называют новой Жанной д’Арк, на ее выступления собираются целые площади в мировых столицах. Ее всерьез считают экологической мессией и одновременно обвиняют в нагнетании «экопсихоза». И в этой ситуации поражает буквально все: масштаб, размах, принципиальность, страсть, с которой она отдается своему делу. Но больше всего впечатляет то, с какой готовностью значительная часть планеты готова идти за подростком.

Скептики указывают на юный возраст Греты, напоминают, что ей поставили сразу несколько диагнозов: синдром Аспергера, обсессивно-компульсивное расстройство, селективный мутизм, который выражается в неспособности девочки разговаривать в особых социальных ситуациях. Грета делает свои беды союзниками и говорит, что из-за селективного мутизма она вынуждена высказываться, только «когда считает, что это крайне необходимо, и сейчас — один из таких моментов». Синдром Аспергера она называет своим «даром», который определяет ее видение мира, в отличие от большинства, в «очень черно-белом цвете». Страсти при обсуждении того, насколько разумно слушать «больную» девочку, разгораются все больше с каждым днем, но удивительно то, что среди сторонников Греты — лучшие умы планеты, а недоброжелатели в большинстве своем — ноунеймы.

Что же происходит? Осмыслить происходящее нам поможет философ и теолог Александр Шталь — белорус, который сейчас живет в Москве. Доктор философии, теолог, педагог, психолог. Александр защитил докторскую диссертацию в Люблинском университете (Польша), преподавал в университетах Польши и России. На данный момент обучает коучингу и занимается развитием интегрального мышления в Латвии, Украине, Беларуси и России.
На что способен ребенок, у которого есть права

— Давайте попробуем разобраться в феномене Греты Тунберг. Как случилось так, что шестнадцатилетняя девочка оказалась на трибуне ООН?

— На мой взгляд, произошли вполне закономерные вещи. Закономерно то, что Грета родилась в Швеции — благополучной скандинавской стране, где молодые люди и подростки имеют немного иной социальный статус. Это у нас дети должны обязательно вырасти и состояться. Только потом, возможно, к ним прислушаются. В Америке работает правило «седых висков», по которому тебя будут слушать, только если ты уже человек в возрасте, умудренный опытом, о чем свидетельствуют твои достижения в карьере.

А в Скандинавии все иначе. Там ребенок с детства обладает такими же правами, что и взрослый человек. И это — не номинальные права. Дети шведов формируют свое мнение, принимают в своей жизни ключевые решения, уже в школе их учат распоряжаться финансами, исполнять гражданские обязательства, активно действовать в обществе, принимать на себя ответственность.

В шведских школах постоянно апеллируют к подросткам, чтобы они меняли вокруг себя мир и общество. И вот теперь волна, которую запустила Грета и ее сверстники, начинает влиять на глобальные процессы

Закономерен еще один момент: в Швеции доминирует плюралистическое мировоззрение. Там действительно считается важным прислушиваться к другим людям — к их мнению (даже если оно другое), к их реакции на твои слова. В этой парадигме каждый может высказаться, права каждого уважаются и учитываются вне зависимости от пола, возраста, социального положения и т. д. Поэтому между тем, как воспринимаются многие проблемы в Скандинавии, Западной Европе, а также в англосаксонском мире, и тем, как их видят в большинстве других стран планеты, находится мировоззренческая пропасть.

— Почему Грета смогла быть услышанной там, где не слышали многих других политиков, ученых и экоактивистов? Цитата одного из пришедших на ее митинг: «Люди понимают, что Грета говорит правду». Неужели до этого никто не говорил правду?

— Здесь много факторов. Первый, как я уже отметил выше, заключается в том, что все началось в Швеции. Второй — уникальность личности Греты. Если человек с психологическими проблемами хочет сказать окружающим что-то очень важное, в Европе он будет услышан раньше, чем полностью здоровый человек. Этот феномен как раз связан с плюралистическими ценностями, и его стоит принять как факт.

Третий фактор — это ее семья, которая состоит из интеллигентных, обеспеченных и имеющих определенное влияние в обществе людей. Уже на начальном этапе были привлечены единомышленники: политики, блогеры, бизнесмены, которые резонировали с посланием девочки. Добавьте к этому, что вскоре, как обычно, подтянулись и те, кто решил получить от этого некие экономические или политические дивиденды. Все это вкупе оказалось по-настоящему взрывной комбинацией. Буквально за год девочка приобрела колоссальную известность.
Она уже изменила мир

— В странах постсоветского пространства немалую часть населения Европы воспринимают как людей рафинированных и немного инфантильных, оторванных от реальности, погруженных в надуманные проблемы. Инфантильность видят, например, в том, что взрослые люди всерьез слушают школьницу…

— История с Гретой наглядно показывает, насколько такой взгляд может быть неверным. Представьте себе, что дети захотели что-то решать в московской, киевской или минской школе. Представьте, что они проявили какую-то крупную социальную инициативу. Думаете, их кто-то будет слушать? Скорее всего, нет. Им вежливо (а вполне вероятно — не очень вежливо) укажут на свое место и отправят учиться. Исключением может стать инициатива, удобная взрослым, которые поскорее постараются взять ее под свой контроль. Поэтому наши школьники в основном молчат. Вместе с тем если мы посмотрим на детей в европейских школах, то увидим, что они очень активны. Конечно, это обобщение — есть совершенно разные ученики. Но если сравнивать в целом, они сознательнее, прогрессивнее и вдумчивее. Они активно выражают свой протест против социальной или экономической несправедливости. Их беспокоит экология, здоровый образ жизни. Они больше связаны с окружающей средой и природой в том числе.

Это своеобразный нонконформизм по отношению к привычному укладу, весьма соблазнительному для их родителей, которые замыкаются в круге карьера — зарплата — привязанность к дому/стране. Родителей, порой мало способных на кардинальные перемены

— Поколение интернета и соцсетей обвиняют в том, что оно бо?льшую часть времени проводит в виртуальном, а не реальном мире. Но вместе с тем видно, что именно это поколение, умело используя новые средства коммуникации, совершает колоссальные информационные прорывы, заставляя политиков действовать там, где раньше можно было молчать. Грета — действительно предвестница больших перемен?

— Несомненно, мы видим, что призывы этой девочки очень серьезно восприняли по всему миру. Дети моих знакомых в Германии уверены, что, заботясь об экологии, они делают что-то очень ценное в первую очередь для себя. И чем глубже это понимание, тем отчетливее мы видим последствия наших действий по определенным параметрам. Вот лишь несколько из них: первый — чистота на улицах и в парках, второй — раздельный сбор мусора, третий — забота о животных и вегетарианство.

Грета Тунберг писала, что некоторые ее сверстники спокойнее, чем она, восприняли документальные фильмы на экологическую тему, которые им показывали в школе. У школьников и так была своя сознательная гражданская позиция. Грета же все увиденное восприняла очень остро. Возможно, в силу своей впечатлительности и личностной уникальности. В этом и заключается своеобразие девочки.

— Наверное, поэтому скептики, испуганные напором, указывают на возраст Греты и особенно — на ее заболевание (у Греты синдром Аспергера и обсессивно-компульсивное расстройство). И здесь возникает вопрос: а действительно ли важно, чем она больна?

— Для начала давайте отметим: люди не совсем понимают, что такое синдром Аспергера, и поэтому порой как-то аллергически на него реагируют: крутят пальцем у виска, говорят, что девочка немного не в себе. На самом деле эта болезнь касается эмоциональных особенностей человека и социальной адаптивности, но не затрагивает когнитивные способности. Но вопрос здесь вовсе не в этом. Вопрос в том, как звучит ее послание. Девочка — отличный аналитик, она хорошо оперирует фактами, неплохо понимает ситуацию в целом. Она ничего не говорит от себя, а постоянно ссылается на признанных ученых.

Грету в итоге поддержали миллионы людей, блогеры, политики, бизнесмены. Они как будто ждали возможности, и достаточно было искры, чтобы призыв распространился с невероятной быстротой, поджигая всех. Изменения, которые стали происходить в обществе, уже сейчас колоссальны. С появлением Греты мы можем наверняка связать успех «зеленых» партий как в отдельно взятой Швеции, так и во всем Евросоюзе. В Европарламенте «зеленые» набрали около 20 процентов — это огромный прирост, ранее это была маргинальная партия. За Грету вступился Римский клуб — крупная международная общественная организация, в которую входит авангард научной, политической и экономической мысли.

Еще раз. Не было такого: некая девочка что-то провозгласила от себя, а все сказали «вау, круто!» и побежали за ней. Она не открывала глаза — она просто помогла людям консолидироваться и зазвучать в некой единой симфонии.
«Дети климата», по Кингу?

— Многие уже сейчас говорят, что новая волна экоактивизма может превратиться в своеобразный крестовый поход детей, стать сюжетом продолжения «Детей кукурузы» Кинга и называться «Дети климата»… Мол, очень скоро протестующие школьники могут прийти в ваш дом и начать вырывать из рук куриную ножку, а после возьмут в руки вилы и факелы…

— Сейчас в сети много роликов и мемов, демонстрирующих перекосы, которые могут возникнуть в обществе. Но я не стал бы это связывать с Гретой. Сама она, понятно, уже стала человеком-метафорой, и все, что она делает, имеет очень символическое значение. Воспринимать ее отдельные фразы и поступки конкретно, не учитывая контекста, будет совсем неправильно. Здесь можно было бы процитировать восточную мудрость: «Когда мудрец показывает на луну, глупец начинает разглядывать палец».

То, как мы реагируем, скорее про нас, а не про Грету, поэтому ее можно считать еще и очень хорошим диагностическим инструментом. Она становится неким экраном, тестом Роршаха, смотря на который, мы видим себя. Девочка призвала людей спасти планету от катастрофы, о которой уже десятилетиями твердят ученые. И начинаются реакции на разных мировоззренческих уровнях. Первый скажет: «Делать ей нечего, наслаждалась бы жизнью. С этим климатом еще вообще ничего не понятно, еще неизвестно, потепление это или похолодание». Второй дополнит: «И чего это она взрослых учит? Распустили больного ребенка, и он диктует взрослым людям, что делать. Приструнить и отправить в школу!» Будут и те, кто заявит: «На ней точно делают деньги! Чего вы развесили уши? Была бы у меня возможность — точно бы заработал».

Но это все — немного иные истории. Правдивости того, что говорит Грета, они не отменят. Даже не так — она не говорит, а повторяет за лучшими умами планеты, буквально цитируя их! Чем отличается пророк от обычного человека? Пророк как почтальон: он получает послание свыше и несет его адресату. Здесь мы имеем то же самое. ЧТО она говорит — не от нее. От нее только то, КАК она говорит.

Понятно, что Грету будут использовать, в том числе и люди рациональные, мыслящие категориями прибыли. Мы можем их видеть уже сейчас — один шведский бизнесмен Ингмар Рентцхог привлек в свой стартап очень много денег, используя образ Греты. Таких становится все больше, но это уже история не про девочку, которая призывает мир одуматься.

— Можем ли мы говорить, что присутствуем при историческом моменте?

— Ребенок, говорящий о злободневных проблемах, набирающий за год популярность, которая и не снилась большинству крупных политиков, — это совершенно уникальное событие. Насколько оно будет исторично в своих последствиях — посмотрим. Лично мне очень хотелось бы, чтобы какая-то польза от этого была. И я надеюсь, что уже есть. Но в любом случае это знак, который говорит о нескольких важных переменах. Первое — подростки и их мнение приобретают все больший вес в обществе и начинают менять мир. Конечно, будут наивные и нелепые примеры, но по большому счету мы с вами видели массу «наивностей» и «нелепостей», исполненных взрослыми. Второе — люди всерьез задумались, что с климатом планеты происходит что-то не то, и осознают, что последствия этого «чего-то» уже видны невооруженным глазом и будут проявляться все сильнее. И, наконец, третье — Грета является пророком плюралистически мыслящих людей. Возможно, люди в мире начнут чуть больше прислушиваться друг к другу. В этом сейчас, как никогда раньше, есть особая нужда.

Источник

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *